Чёрный фон с кристаллом

Зачем Екатеринбургу еще один кинофестиваль

Зачем Екатеринбургу еще один кинофестиваль

Летом 2022 года киностудия проведет свой фестиваль. Какова концепция «Одной шестой» — в интервью порталу It’s My City рассказывает директор фестиваля, Анастасия Безрук.

— Анастасия, зачем Екатеринбургу нужен свой международный кинофестиваль? Вы много работаете со столичными киномероприятиями, почему возникла идея провести новый фестиваль именно на Урале? И может ли из этой идеи получиться серьезное событие?

— Кинофестивали в Екатеринбурге уже были до нас — такие как «Кинопроба», «Россия». Но лично мне захотелось сделать фестиваль именно здесь, потому что я очень люблю этот город, у меня здесь много друзей. И для меня очевидно, что в Екатеринбурге очень высокий зрительский потенциал.

Прошлой осенью я обратилась с идеей фестиваля к креативному продюсеру Свердловской киностудии Евгению Григорьеву. Он ответил: «Нам точно нужен фестиваль на нашей площадке». Нас поддержала директор «Кинопробы» Лилия Немченко — она будет программным директором «Одной шестой». Затем поддержало Министерство культуры РФ. 

Даже программный директор «Кинотавра» Ситора Алиева, когда мы защищали идею в Минкульте, подтвердила: несмотря на то что в мире ежегодно проводится порядка 12 тысяч кинофестивалей, фестиваль дебютов — нужен.

Я сама из Ростова-на-Дону, но живу в Москве уже десять лет. В моем родном регионе по сути нет никаких крупных культурных событий для креативной индустрии. Все в Москве, в Питере. А до Екатеринбурга доехать из любого уголка страны гораздо проще и логичнее. Мы также хотим привлечь максимальное количество наших друзей из Азии. Всем им очень интересен Урал, потому что про Москву они всё уже знают.




— Почему организаторы решили сосредоточиться именно на кинодебютах и чем в таком случае этот фестиваль будет отличаться от «Кинопробы», которая тоже ориентируется на начинающих режиссеров?

— Руководство киностудии заинтересовано в том, чтобы участники фестиваля знакомились с возможностями региона — с площадками, локациями — и потом, возможно, приезжали сюда снимать свои проекты. Если бы мне, когда я училась во ВГИКе, сказали: «Насть, у тебя будет возможность поехать на фестиваль, а потом сразу же запуститься на киностудии», — я бы ей точно воспользовалась.

Мы не конкуренты «Кинопробы» ни в коем случае, мы — партнеры, именно поэтому мы и пригласили Лилию Немченко. Но мы хотим сделать индустриальное событие с большой деловой программой, привлечь в регион крупных инвесторов, известных представителей киноиндустрии.

Мы будем приглашать киноплатформы и московских продюсеров, чтобы они оценивали регион. Сейчас дикий дефицит в кадрах, просто кошмарный. На позиции с очень высокой (даже по московским меркам) оплатой мы не можем найти людей, потому что все профессионалы заняты. В идеале нам нужно по всей стране организовать такие «теплицы», как фестиваль «Одна шестая», где мы будем растить профессионалов.

— То есть Свердловская киностудия может стать стартовой площадкой для взлета дебютирующих режиссеров, которые будут показывать здесь свои работы?

— Я уверена, что она будет такой площадкой. Я поездила по всей стране с разными мероприятиями, но нигде не видела такой заинтересованности в быстром росте и развитии. Отчасти это стало возможно благодаря поддержке со стороны министерства культуры РФ. Например, на первый фестиваль мы уже получили 5 млн рублей от Минкульта. Это очень большие деньги. Было серьезное конкурсное «сито» — участвовали фестивали, которые существуют по 10 лет, и они получили по 2 млн, 1,5 млн рублей. А тут именно дебютный фестиваль решили серьезно поддержать: не потому что все такие добрые, а мы такие талантливые, а потому что в этом есть большой запрос от профессионального сообщества.

— Накладывает ли этот большой грант от Минкульта на вас какие-то ограничения по тематике, по возможному отбору фильмов для фестиваля?

— На нас накладывает ограничения обострение ситуации в мире. Поэтому мы и решили провести индустриальное, а не развлекательное событие. Если будет продолжаться то, что происходит сейчас, естественно, никаких вечеринок и празднований не будет. Мы сосредотачиваемся именно на деловой стороне. Нам важно сделать этот киносмотр.

Кино снимали во время любых событий, оно нужно людям. А молодежи сейчас нужны якоря, за которые можно зацепиться. Мы сделаем все возможное, чтобы талантливые молодые режиссеры смогли получить на нашем фестивале полезный опыт, связи, вдохновение и импульс к развитию.

Даже программный директор «Кинотавра» Ситора Алиева, когда мы защищали идею в Минкульте, подтвердила: несмотря на то что в мире ежегодно проводится порядка 12 тысяч кинофестивалей, фестиваль дебютов — нужен.

Я не сомневаюсь, что именно культура и будет первым мостом, через который пойдет восстановление. И нам очень надо привлекать коллег из других стран, показывать, какие мы есть на самом деле. Поэтому мы привезем наших иностранных партнеров, нам важно, чтобы фестиваль не был местечковым событием.

Если вернуться к вопросу, то да, ограничения есть и будут. Я даже не про тематику говорю, а, например, про то, что авиабилеты подорожали раза в три-четыре. Верстали один бюджет, сейчас будет совершенно другой. Мы с друзьями шутим, что продюсирование — это очень легко: ты просто едешь на велосипеде, и все горит, и ты горишь, и ты в аду. Но я точно уверена, что этот фестиваль надо проводить при любой обстановке.

— Вы заявили в релизе, что возможными участниками кинофестиваля станут режиссеры из Сербии, Ирана, Китая, Кореи, Индии. Значит ли это, что уже есть представление, кто подаст заявки?

— Мы отталкивались и от возможных заявок, и от уровня кино в этих странах. Про корейские фильмы никому не надо говорить — там и игровое, и документальное кино на высочайшем уровне. Почему выбрали Сербию? В позапрошлом году сербскую документальную картину «Страна меда» номинировали на «Оскар» как лучший иностранный фильм наряду с южнокорейскими «Паразитами». В Иране есть потрясающий Асгар Фархади с «Героем» — тоже очень сильное кино.

То, как делают кино в Китае или Корее, и то, как делают его в Сербии — это абсолютно полярные индустрии. Но мы хотим попробовать совместить совершенно разные школы, совершенно разные бизнесы, индустрии производства.

— Если посмотреть на нынешний список стран-участниц, получается, больше деколониальный взгляд на кино — там совсем нет стран Западной Европы.

— Мы хотели бы позвать больше людей из Европы: если они захотят к нам поехать, то пожалуйста. Но не хочется быть остапами бендерами: делать Нью-Васюки и обещать то, что мы не сможем выполнить. О чем сейчас можно говорить, так это о том, что в нашем фестивале будут участвовать только страны евразийского континента.

Название «Одна шестая» как раз происходит отсюда, потому что Евразия — это одна шестая часть суши. Фестивалей в мире очень много и, чтобы выделиться среди них, нужен жесткий фокус. Если мы выбираем только дебюты и только евразийский континент, мы сразу ассоциируемся с чем-то понятным.

— Насколько я понимаю, на фестивале будет два конкурса — российский и международный?

— Всего будет четыре — международный и российский конкурсы будут разделяться на игровое и неигровое кино. И еще мы сделаем небольшую программу короткометражного кино. В первый год мы не хотим сильно раздувать программу — нужно понять, что нужно зрителям, а в дальнейшем будем увеличивать число фильмов.

Я хочу отдельно подчеркнуть, что российские картины тоже смогут принимать участие в международном конкурсе. На московском кинофестивале, например, в международном конкурсе неигрового кино в разные годы участвуют от одного до трех российских фильмов. У нас будет так же.

Отдельный российский конкурс мы делаем для того, чтобы дать возможность заявить о себе тем режиссерам, которые еще не дотягивают до международного уровня. Очень часто это бывает не из-за отсутствия таланта, а из-за отсутствия бюджета.

Неигровое кино можно хорошо подать и за меньшие деньги — за счет героев, идеи. А игровое малобюджетное кино показывать невыгодно, когда оно стоит рядом с картиной, где хороший звук и цвет.

Вы заявляли, что фестиваль будет деловой площадкой, где молодые ребята смогут найти своих партнеров, продюсеров. Кого хотели бы пригласить из именитых кинематографистов или экспертов?

— За деловую программу отвечает Марина Наумова, которая работает в агентстве Stardust, она участвовала во многих международных сценарных лабораториях. А для актерской лаборатории мы привлекли Юлию Хамитову, которая делала международные актерские события. С Роскино тоже ведем переговоры, общаемся с Евгенией Марковой.

Из лидеров индустрии мы пригласим представителей онлайн-платформ — Кинопоиск, Premier, Okko, More.tv, Start. Платформы напрямую заинтересованы в качественном контенте, сейчас мы договариваемся с ними об участии. Общаемся с руководителями крупных продакшенов.

Привезем всех, кто в августе будет свободен. А благодаря зумам мы сможем вызвонить кого-то и онлайн. И это будут не лекции в стиле «Жизнь замечательных людей», когда приходит сын известного режиссера и начинает рассказывать про то, как он тоже по счастливой случайности стал известным режиссером. Будем ориентироваться на практику. Например, в сценарной лаборатории ребята будут показывать свои проекты специалистам-редакторам, чтобы те помогли им развить свои идеи.

Но, если честно, не так сложно нам привлечь опытных профессионалов, как убедить молодых режиссеров в том, что в них нуждаются. В 2019 году мы проводили питчинг дебютантов в Челябинске, и когда первый раз объявили о грантах губернатора в 500 тысяч рублей, местные ребята просто не подавали заявки. Они подумали, что никто им этих денег не даст, а все раздадут «своим». Лишь на второй год они стали участвовать, и в этом году, то есть на третьем круге, уже только челябинцы получили все эти деньги. На все нужно время, и нам придется прорываться через недоверие.

То же самое касается и актеров местных театров, которые будут основными участниками нашей лаборатории. Им тоже надо дать веру, что не «все куплено», что талантливые люди нужны нашей индустрии и за их талант тут готовы платить.

Где будет проходить сам фестиваль? Это будет исключительно Свердловская киностудия или будут какие-то другие площадки, как Ельцин Центр?

— Все зависит от бюджета, который мы еще собираем, но основной площадкой пока планируется «Космос». Это центр города, там очень много разных залов, где можно одновременно проводить показы, пресс-конференции, деловые мероприятия. Ельцин Центр и другие площадки тоже рассматриваем, и, конечно, на Свердловской киностудии мероприятия фестиваля будут проходить тоже.


— Сейчас Свердловская киностудия глобально перезапускается, обещает снять сразу несколько фильмов в ближайшие годы. Креативный продюсер студии Евгений Григорьев выпускает в российский прокат свой триллер «Подельники». Есть ли будущее у уральского кино в ближайшие годы?

— Свердловская киностудия — место намоленное. Когда говорим «уральское кино» — сразу вспоминаем выдающихся режиссеров: Лапшина, Балабанова, Федорченко... Список имен довольно большой, если продолжать.

Но само по себе место ничего не решает. Решают люди. Можно угробить абсолютно перспективные студии, если там не будет хороших заявок и свежей крови. Я знаю огромное количество киностудий, куда льются десятки миллионов, миллиарды государственных денег, а производят эти студии только зарплаты своих руководителей и ничего больше. Но если в регионе создается что-то, где можно работать, развиваться, пробовать и ошибаться — это в любом случае хорошо. В случае с нашим фестивалем никто не может дать 100%-ой гарантии, что проекты будут успешными. Но появится сама возможность новых проектов, это важно.

Плюс в мире сейчас все идет к «деукрупнению». Я сама студентка уральского режиссера Сергея Мирошниченко, который начинал на Свердловской киностудии, и он учил нас: «Не снимайте кино внутри Садового кольца. Всех от этого уже тошнит». Этнокультурное разнообразие, которое есть в регионах, дает хорошую возможность для режиссеров.



РУБРИКИ

РУБРИКИ